RSCup.ru
 
   
Из общения с природой вы вынесете столько света, сколько вы захотите, и столько мужества и силы, сколько вам нужно.

Зейме И.   
 
Фокин - К земле с наукой
Лавров - О пользе сорняков на садовом участке
Сокол - Огород на крыше
Супруненко - Живите проще!
Черных - Обычаи и традиции
Дэвид Орр - Наше урбанистическое будущее
Мыльников - Основные положения
Мыльников - Сказание об Аркаиме
Мыльников - Конец эпохи мегаполисов
Сон разума (интервью)
Казанович - Трактат о Боге
Казанович - Способности Анастасии
Екатерина Гузь - Я мама
Николаевский - Стихи
Толкиен - Мифопоэйя
Контакты
Ссылки
 


Дэвид В. Орр


Наше урбанистическое будущее


Проблемы возникают не из - за того, что мы чего - то не знаем,


а из - за того, что то, что мы знаем, мы знаем "не так".


Вилл Роджерс


На первое место в списке того, что мы знаем "не так", я бы поставил нашу уверенность в том, что мы - существа истинно городские и что это, в общем - то, штука неплохая или, по крайней мере, такая, которую изменить невозможно. Хотя на протяжении 99 % исторического времени, приходящегося на путь эволюционного развития человечества, Homo sapiens обитал себе маленькими группами и сообществами в местах, кои ныне принято считать дикими. А что касается оставшегося одного процента временного отрезка, то мы были, в основном, сельскими жителями или же проживали в небольших городках и населенных пунктах, расположенных, опять - таки, в сельской местности. С точки зрения эволюционной перспективы стремительный рост мегаполисов в ХХ веке - это резкое отклонение от нормального естественного пути развития.


Адепты урбанистической идеологии игнорируют, замалчивают наше крестьянское, земледельческое начало, продолжая утверждать, что а) развитое и стабильное сельское хозяйство отнюдь не является обязательной базой для становления и развития демократической культуры; б) мы полностью способны обеспечить разрастающуюся структуру современных мегаполисов продовольствием, водой, энергией, сырьем, транспортом, рабочими местами, развлечениями, гарантированными возможностями для переработки отходов и сохранения социальной безопасности - и делать все это до бесконечности; в) у размера города, в отличие от всего прочего на Земле, не существует того максимального предела, за которым следует распад или коллапс; г) именно городская и пригородная жизнь в состоянии полностью обеспечить все насущные потребности человечества и д) уж этого мнения мы не изменим никогда. Урбанистический бустеризм старательно затушевывает под разными видами и предлогами значимость и важность нашего эволюционного прошлого, ограниченность наших шансов на выживание, успокаивая себя (и нас!) тем, что природе ведь не свойственно "расставлять глупые ловушки для своих неловких представителей", как заметил однажды некий биолог Роберт Синшаймер.


Я предлагаю усомниться в сказанном и все - таки попытаться разобраться, насколько все это соответствует истине, особенно в связи с вопросами, касающимися образования и сохранением биологического разнообразия. Прежде всего, я должен низко склонить голову перед цифрами, недвусмысленно свидетельствующими о том, что человечество продолжает сбиваться в стаи, но уже в регионах метрополий, крупных городов. К примеру, Соединенные Штаты, будучи государством супергородов и суперпригородов, не изменило этой тенденции и по сей день. В 1950 г. почти половина американцев жила еще в сельской местности. К 1990 г. соотношение сельских и городских жителей было уже менее, чем 1 к 4 (22,9%), и всего лишь 1,9% американцев проживал на фермах. В течение ближайших нескольких лет 50% жителей Земли станут горожанами, и цифры, которые мы здесь привели, будут возрастать до тех пор, пока подавляющее большинство населения Земли не превратится в городское население. Ну и как там быть с этими цифрами и нашими "правильными" знаниями? Или мы действительно знаем что - то "не так"? Какие и сколь длительные понадобятся нам усилия, чтобы остановить или даже преобразовать этот процесс тотальной урбанизации?


Конечно же, вы можете составить свой собственный список, но мой включает такие вещи, как конец эры использования дешевого ископаемого топлива и игнорирования истинной стоимости ущерба, наносимого окружающей среде. Это использование ископаемых энергетических ресурсов обеспечило возникновение и существование громадных городских популяций, что привело к возникновению - вследствие усиленной концентрации населения - таких новых заболеваний, как СПИД и эбола, и активизации прежних, таких, например, как туберкулез, но уже в более активных и стойких вирулентных формах. Это использование дешевых энергетических ресурсов повлекло за собой снижение способностей природы к самовосстановлению, исчезновение целого ряда популяций; превращение в пустынные районы некогда плодородных земель; исчезновение лесов; эрозию почв; изменение климата и многое другое, в том числе, рост солнечной радиации; неуправляемость городов, превышающих определенные размеры; и, в конце концов, непрерывный рост числа горожан, высказывающих предпочтение жизни в небольших городах или сельской местности, где это экономически осуществимо. Находясь на рубеже эпох и в преддверии грядущего нового века, весьма трудно согласиться с тем, что "задолго до 2030 года тенденция дальнейшего роста городов и снабжение их продуктами питания по принципу "деревня - город", похоже, изменит свою направленность". Я думаю, что вопрос не в том, похоже ли, что в росте городов возникнет противоположная тенденция или не похоже. Вопрос в том, когда это произойдет, каким образом, как скоро и будет это кратковременной случайностью или устойчивой тенденцией. Другими словами, выбор, который стоит перед грядущим веком (выбор возвращения человечества к сельскохозяйственной жизнедеятельности) должен быть сделан активно, осознанно, с ощущением его необходимости и того, что это - единственно возможный выбор, если мы не хотим допустить экологической катастрофы. Это должен быть выбор, подкрепленный и усиленный знаниями, умениями и навыками.


К чему может привести рассредоточение, "распыление" городов с точки зрения сохранения биологического разнообразия? А вот к чему: если большое количество городского населения ринется безответственно и наобум осваивать сельские районы, это нанесет сокрушительный удар по экосистемам и, соответственно, по биоразнообразию. В этом случае будут сведены на нет все усилия по сохранению биологического разнообразия, и шансы на выживание существующих биологических видов и разновидностей значительно сократятся. Об этом свидетельствует, кстати, современный негативный опыт экологических поселений в ряде стран третьего мира, а также расползание пригородов и неконтролируемое заселение сельской местности. До сих пор пока ни в одной стране нет сколько - нибудь достойной программы заселения сельских районов, и, насколько мне известно, ни одна страна не считает это важным или хотя бы заслуживающим внимания.


Каковы же роль образования в процессе заселения сельской местности? Будет ли он определяться задачей сохранения биологического разнообразия и не будет ли, большей частью, определяться тем, что люди, возвращающиеся на жительство в сельскую местность, знают, чего ожидают и что умеют делать? Кто будет обучать подобным вещам? Культура сельскохозяйственной жизнедеятельности фактически повсеместно находится в беспорядке и упадке. Существует лишь очень незначительное количество школ и колледжей, которые ставят своей целью развитие навыков и внедрение знаний, необходимых для создания стабильного и прочного сельского хозяйства. В итоге современная высшая школа мало приспособлена и практически не готова к чему - либо иному, кроме существования внутри урбанистического общества. Несмотря на все модные ныне разговоры о разнообразии культуры, современные колледжи, школы и университеты практически являются агентами однородной урбанистической культуры. В принципе, существует единая учебная программа, которая, как заметил Вэс Джексон, формирует у молодежи направленность и готовность к существованию в урбанистическом мире. И сельскую, и городскую молодежь мы обучаем одинаково, формируя их горожанами, с их городскими запросами и аппетитами, городскими умениями и навыками, сознанием горожанина, воззрением, представлениями о будущем, запросами горожанина, с его зависимостью от города. Но если будущее человечества - больше село, нежели город, какие знания действительно необходимы сегодня молодежи? Прежде всего, им придется знать намного больше в тех областях, с которыми они сегодня только соприкасаются. Однако подавляющее большинство навыков, которые понадобятся в сельской жизни пост - энергетического общества, на сегодняшний день уже утрачено. Таких, например, о которых говорит мой амийский друг, описывая своего отца:


"Отец был одним из тех сельских жителей, кто обладал всеми необходимыми навыками и умениями, требующимися в процветающем крестьянском хозяйстве. Кроме того, что он был фермером и настоящим бережливым хозяином дома, он был молотильщик (под этим подразумевается умение силосовать и очищать зерно машинным способом - сюда включается все, начиная от нарезки фуража вплоть до иссечения шелухи), пильщик, садовод, механик - универсал, плотник (он умел проектировать и делать все - от кухонных шкафов с выдвижными ящиками до резных рам на пазах для картин) одно время (когда это было нужно в хозяйстве) он был кузнецом, лудильщиком, паяльщиком, а заодно белил хлев, используя для этого садовый опрыскиватель".


Однако вне амийского сообщества таких умений уже не существует. Но гораздо более серьезная потеря - это снижение качества общественного человеческого разума, обеспечивающего (или не обеспечивающего) наличие и культивирование подобных навыков. Ум, знающий, как делать самые разнообразные вещи и как делать их хорошо, ум сложный и слаженный, подвижный, упругий, эластичный, способный быстро восстанавливать духовные и физические силы, то есть обладающий такими качествами, которые практически неведомы современному узкоспециальному сознанию (кое Ницше именовал "опрокинутым инвалидом", то есть сознанием с развитой до совершенства одной - единственной способностью вместо нескольких разнообразных). Это ум, способный гибко перемещаться с одного материала на другой, "в длину и в ширину", от одного предмета к другому, от машин и механизмов к биологии и животным, распределяющий эти свои способности по - хозяйски бережливо и экономно, в течение всего дня. Это ум, обладающий способностями к дизайну, строительству, ремонту, выращиванию животных и растений, способный врачевать, паять и лудить, импровизировать и слаженно "играть в оркестре", умеющий добрососедствовать и рассказывать интересные истории.


Помимо всего прочего, молодое поколение нуждается в значительно большем объеме знаний о природе, нежели тот, которым оно обладает на сегодняшний день. Молодым людям надлежит стать более вдумчивыми и серьезными учениками природы вообще и своей, местной природы, в частности. Если мы намерены сохранить биологическое разнообразие, мы должны сформировать прочную и достаточную сеть таких избирателей, чей образ жизни непосредственно от него зависит, а не только иметь в наличии информированный электорат, обладающий смутными представлениями о значимости биоразнообразия, но не способного сколько - нибудь вразумительно объяснить, почему от него зависит его собственная жизнь. Такие детализированные знания о природе, о том, как работают природные механизмы, могут возникнуть в результате тщательного и скрупулезного исследования ее отдельных областей. В частности, вот что пишет фермер и писатель Жен Логсдон, говоря о возможности включения фруктовых деревьев в естественный природный ландшафт:


"Солнцелюбивые фруктовые деревья выращивайте как деревья лесных опушек. В естественной природе это именно то место, где располагаются плодоносящие фруктовые деревья. Они растут вдоль лесных опушек и не выносят сумрака густого леса. Другое достоинство опушки леса в том, что в морозные ночи лес способен удерживать более высокую температуру... К тому же фруктовые деревья - отличный материал для создания естественной живой изгороди. Помимо их очевидной солнцелюбивости и солнцеустойчивости они могут стать дополнительным источником питания лесных травоядных животных, которые будут с удовольствием подбирать опавшие плоды... Но основной причиной высадки фруктовых деревьев вдоль лесных опушек является то, что, исходя из моего опыта, эти деревья оказываются менее пораженными обычными садовыми вредителями, нежели деревья, высаженные обычным традиционным способом".


Это полезные знания. Это знания, благодаря которым повышается ценность и значимость биологического разнообразия. Это знания, которые способствуют сохранению "целостности, стабильности и красоты" действующего ландшафта ценой минимальных затрат. Это знания, пришедшие как результат любви и привязанности к определенному месту, как результат необходимости обеспечивать себе жизнь именно в этом месте и еще понимания того, что биологическое разнообразие повышает уровень жизни в полном смысле этого слова. Это не задумывалось как масштабная программа или глобальный проект, просто были действия, предпринятые настоящим хозяином и с настоящим удовольствием. Более того, это именно такие знания, которые необходимы для проектирования и создания экологического комплексного ландшафта, включающего в себя грамотно организованные фермерские хозяйства, леса, уголки живой природы, разнообразную флору и фауну, обновленные энергетические технологии, дороги, значительно сокращенные в объеме и сельскохозяйственные технологии, естественно и гармонично включенные в экосистемы. Фактически, иной реальной модели, способной обеспечить дальнейшее развитие общества, попросту не существует, ибо, в частности, к ХХI веку население планеты возрастет с 5,5 до 12 миллиардов.


Навыки и умения, необходимые для создания стабильной сельскохозяйственной экономики, не многим отличны от тех, которые потребуются для реорганизации городов (в более приемлемых размерах и формах). Эта программа также предполагает использование более масштабных "ноу - хау", в значительно большей степени основанных на знании природы, экологическом образе мышления и гибкости общественного сознания. Урбанистический ландшафт должен стать биологически более разнообразным, с большим количеством окологородских фермерских хозяйств, садов, зеленых дорог, маршей, парков, лесов и уголков дикой природы. Насколько он будет городским или сельским, это зависит от основного вопроса - где молодежь получит необходимые знания об устройстве подобных вещей?


Интересный ответ на этот вопрос предлагается в работе профессора Рутгерского университета Майкла Хэмма, который явился создателем и организатором городской программы "Сад" для детей, подростков и взрослых горожан Нью Брунсвика (штат Нью Джерси). Программа Хэмма включает распространение знаний о садоводстве, компостировании, культуре сельского хозяйства, о правильной подкормке и удобрениях, экологических знаний и основ прямого маркетинга, а также помогает внутригородскому сообществу контролировать качество достаточно значительной части продуктов питания. В первый год своей деятельности (1993) горожане вырастили свыше 5.000 фунтов свежих овощей, фруктов и зелени, из которых 1.000 фунтов были направлены в столовые для бедных и центры для пожилых людей. Хэмм планирует распространение этой программы в других городах Нью Джерси, включая Перс Эмби и Ньюарк. Непосредственная поддержка и активное участие в этой программе - вот замечательное поле для практической деятельности колледжей и университетов. То, что в этой программе и дети, и взрослые вовлечены в единый образовательный процесс, предполагает реальную возможность позитивных перемен на пути деурбанизации сегодняшнего общества, в котором отсутствие необходимых знаний не зависит от возраста.


Еще один вариант ответа на этот вопрос был дан на ферме Малабар (в районе Мансфельда, Огайо) еще в 1939 г. достаточно известным писателем Луисом Бромфильдом, который основал Малабар как демонстрационно - экспериментальный центр. После его смерти в 1956 г. Малабар приобрел статус Национального парка Огайо. Сегодня семена, некогда посеянные Бромфильдом, дают свои плоды. Задумывая Малабар как "центр непрерывного обучения для будущего" он сосредоточил внимание на вопросах сельского хозяйства и охраны природы. Каждому городу, области, району необходимы подобные институты и организации, формирующие и развивающие основы будущего сельскохозяйственного общества и знающие, как это надо делать и почему.


Поскольку миру предназначено стать все - таки сельскохозяйственным ни чуть ни в меньшей степени, чем городским, культура сельского хозяйства, культура землепользования становится все более необходимой для все большего количества людей. Британский социолог Раймонд Вильямс однажды обмолвился по этому поводу:


"Если мы все - таки хотим выжить, нам необходимо развивать и расширять наши работающие сельскохозяйственные технологии. И тогда общая идея об утраченном сельскохозяйственном обществе будет выглядеть не просто некоей абстракцией, но и находиться в прямом противоречии с той эффективной формой нашего будущего, где работа с землей и на земле станет более чем важной и необходимой".


Перевод Аполлинарии Зуевой

 




Если хотите разместить здесь рекламу - пишите.


Chel.AnastasiaClub.ru © 2005